Тату салон GetTattoo в Екатеринбурге, художественная татуировка, удаление татуировок Удобное расположение, в самом центре города Екатеринбурга. Художественная татуировка, разработка индивидуальных эскизов, перекрытие старых татуировок и шрамов, удаление татуировок лазером. Мы предоставляем полный спектр услуг в данной сфере, а также реализация профессионального оборудования и расходных материалов для татуировки.

Смотрите http://www.qpvsochi.ru квартира сочи купить. | калькулятор окон пвх, калькулятор окон пвх salamander schuco онлайн | миома матки больших размеров лечение без операции в Киеве

Живопись Нидерландов (XV-XVIIв.)









Рассказы о картинах

В. Пикуль «Под золотым дождём»

ЧАСТЬ 2

(Рембрандт Ван Рейн «Даная»)


Рембрандт был влюблен. Рембрандт был еще беден.
Вот его дневной рацион: кусок сыра и селедка с хлебом.
- Достаточно, - говорил мастер. - Теперь работать...

Саския была из богатой семьи с претензиями на аристократизм, а Рембрандт - сыном мельника, с которым семья Саскии не слишком-то хотела породниться. В гневе праведном на людскую пошлость художник написал картину на библейскую тему - как Самсон угрожал отцу возлюбленной. Рембрандт автопортретировал себя в виде Самсона, показывающего кулак. Но смысл был далек от легенд. "Отдайте мне Саскию!" - требовал он...

Саския вошла в его дом в 1633 году, когда имя Рембрандта в Голландии уже обрело весомую известность. Он был вполне обеспечен заказами, потому тысячи флоринов, принесенных Саскией в приданое, не обогатили его, а лишь закрепили его положение в чванном обществе бюргеров. Добившись любви патрицианки, художник окружал ее небывалой роскошью. Рембрандт любил Саскию очень сильно, он украшал ее земные прелести жемчугами и бриллиантами. Рисовал и писал с неё множество портретов, в каждом из них стараясь выявить все лучшее, что характерно для женщины, счастливой в упоении счастливого брака. Да, он ее очень любил...



Свой дом в Амстердаме живописец превратил в антикварную лавку редкостей; стены были обвешаны подлинниками величайших живописцев прошлого, шкафы он заполнил ценнейшими гравюрами.

Здесь было все, что нужно для возбуждения творческих порывов, и Рембрандт наслаждался лицезрением рыцарских доспехов, чучелами заморских птиц, узорами персидских ковров, раковинами с загадочных островов, его пальцы нежно касались японских ваз, он трогал поющие грани волшебного венецианского стекла, его ученики могли отдыхать, играя на музыкальных инструментах почти всех народов мира.

В этом чудесном доме искусств Саския оживляла быт мастера своим чарующим смехом. А через три года после свадьбы Рембрандт украсил мастерскую новым торжественным полотном.
Это и была наша "Даная"!

Казалось, и конца не будет семейному счастью, но все дети умирали в младенчестве. Саския несла в своем теле неизлечимую болезнь, и в 1642 году она родила Рембрандту последнего сына - Титуса... Титус выжил, но его мать умерла.


Траурная пелена загасила краски мира, былые радости погрузились в глубокую тень. Чья-то рука вдруг опустилась на плечо, и художник обернулся... Перед ним стояла Гертье Диркс - молодая, крепкая, здоровая. И протягивала бокал с вином.
- И это пройдет, мастер, - утешала она. - Пейте...
Рембрандт раньше не удостаивал служанку вниманием.
- Я выпью... Саския взяла тебя в няни Титуса, но я нет знаю, кто ты и откуда пришла в мой дом.
- Я вдова корабельного трубача, который так усердно дул в свою трубу, пока не лопнул, как свиной пузырь... Э! Стоит ли мне жалеть об этом негоднике, прости его Боже...

Скоро друзья художника заметили, что Гертье отяготила свой пояс связкою домашних ключей, она держалась слишком уверенно, как хозяйка. В этой молодой женщине было что-то и подкупающее, иногда она казалась даже красивой. Как бы то ни было, но Рембрандт не тяготился ее любовью. Наверное, он был даже благодарен ей за то, что ласковой заботой она отвлекла его от страданий, вернула ему вдохновение, пальцы мастера снова потянулись к палитре.

Но практичная Гертье Диркс слишком настойчиво стучалась в сердце мастера, она разбудила в Рембрандте совсем иные творческие мотивы, ранее ему никак не свойственные. Так появились картины, в которых женская нагота пленительно засветилась с полотен. Вот она, эта Гертье: раздобревшая, словно кухарка, от хорошей жизни в чужом и богатом доме, толстая и плотная, она лежит в постели, отдергивая полог... Рембрандт обрел новый взгляд на женщину, изменился характер его творчества, и в 1646 году он переписал "Данаю"!

Впрочем, все складывалось хорошо, пока в доме Рембрандта не появилась новая служанка - Хендрикье Стоффельс.
- Я дочь простого сержанта, - поведала она о себе, - он служил на границе с Вестфалией... Не прогоняйте меня! Мне так уютно в вашем доме, наполненном сокровищами.
Рембрандт погладил ее по голове, как ребенка:
- Не бойся.., если ты добра, буду и я добр к тебе.
Гертье Диркс, уже обвешав себя драгоценностями из шкатулки покойной Саскии, ощутила угрозу своему положению.
- Не пора ли нам идти под венец? - настаивала она...
В скромной опрятной служанке Гертье распознала свою соперницу. Ревность перешла в открытую злобу, от злобы недалеко и до подлой мести. Осенью 1649 года Рембрандта вызвали в "Камеру семейных ссор" (была в Амстердаме такая!), и здесь перед синклитом судей Гертье потребовала:
- Пусть он женится на мне, вот и кольцо от него, которое я всегда носила как обручальное. А если не может жениться, так пусть возьмет меня на свое содержание...
Суд постановил: Рембрандту следует выплачивать истице по 200 гульденов ежегодно. Но Гертье недолго злорадствовала: через год ее обвинили во многих грехах, и она оказалась в тюрьме.





Биография художника







Копирование материалов сайта разрешается только с использованием активной ссылки на http://www.artniderland.ru/
www.artniderland.ru © 2011 - 2017