Шикарный венеролог в Одессе - это Толбаев!

Живопись Нидерландов (XV-XVIIв.)









Рассказы о картинах

В. Пикуль «Под золотым дождём»

ЧАСТЬ 4

(Рембрандт Ван Рейн «Даная»)



Итак, стоило картине Рембрандта украсить залы Эрмитажа, как сразу начались загадки. А загадки перешли в раздел непроницаемой тайны, покров с которой не сорван до конца и поныне. На всякий случай я заглянул в популярную "Историю искусств" П. П. Гнедича, который писал, что Даная "представляет молоденькую (?), но почти безобразную (?) женщину, лежащую в кровати на левом боку.
Старуха с большим мешком и связкою ключей отдергивает полог кровати, и через образовавшееся отверстие врывается солнечный луч, озаряя нагое тело лежащей... Все догадки знатоков о том, что это жена Товия или что это Даная, не имеют никакого серьезного значения..." Вот те на! Именно этот коварный вопрос - Даная или не Даная? - больше всего и занимает исследователей, как прежде, так и теперь... К этому вопросу можно добавить и второй, весьма существенный: кто из женщин позировал живописцу для его "Данаи"?

Историки сначала как следует взялись за старуху, непонятно зачем отдергивающую кроватный полог:
- При чем здесь ключи, если служанка была заточена вместе с Данаей, а узница не могла иметь ключей... Наконец, если нет золотого дождя, то к чему она держит мешок? XVIII век открыл полемику вокруг этой картины, а XIX век продолжил ее, но уже в более резкой форме. Требовали даже переменить название, в 1836 году из Англии поступило в Россию деловое предложение атрибутировать "Данаю" попроще - "В ожидании любовника". Под конец века, и без того бурного, полемика обострилась. Если бы можно было прислушаться к разноголосице мнений, то, наверное, диалог выглядел бы так:
- Это кто угодно, только не Даная... Скорее это Далила, ожидающая любовного визита Самсона.
- Или жена Пантефрия, ожидающая юного Иосифа.
- Вирсавия! Это Вирсавия ждет своего Давида.
- Дамы и господа! Вы все ошибаетесь: это просто грязная библейская девка Лия, которую обещал навестить Иаков, вот она и раскрылась заранее в трепетном ожидании.
- Постойте, коллега, а если это - Мессалина?
- Да нет, это библейская Агарь.
- А почему не обычная языческая Венера?
- Кем бы ни была эта женщина, но, простите, Даная без золотого дождя - это уже не Даная. И почему, я спрашиваю вас, золотой амурчик, прикованный к ее постели, горько рыдает, хотя ему надо бы радоваться...



Наконец обратили внимание, что на безымянном пальце левой руки Данаи - обручальное кольцо. Тут уже все полетело кувырком. "Героиня картины - замужняя женщина. Можно ли представить себе, чтобы Рембрандт столь вольно трактовал тему Данаи? Это решительно немыслимо", - писали историки искусств. - Минуту внимания! - требовали у них знатоки. - В парижской коллекции Кроза картина уже именовалась "Данаей", мало того, она висела над дверями подле "Данаи" тициановской... Не была ли прихоть владельца именно так назвать полотно Рембрандта, чтобы устроить приятный пандан к Тициану?

- Не забывайте о кольце, черт вас побери!
- А вы не забывайте о том, что при описи имущества Рембрандта была изъята картина по названию именно "Даная".
- Так и что нам с того? Наверное, была у Рембрандта картина "Даная", которая до нас просто не дошла...
- Да нет, дошла! Вот же она висит в Эрмитаже.
- А вы мне докажите, что это именно она...

Достойно удивления, что все эти долгие годы, невзирая на жестокие споры, возникавшие вокруг достоверности "Данаи", Эрмитаж названия ее никогда не менял, продолжая называть картину тем именем, с каким она попала в собственность русской императрицы. Пожалуй, нет смысла излагать все версии, высказанные об этой картине, ибо любая из версий тут же опровергалась другой версией, которая казалась более убедительной...

Нашлись историки, судящие чересчур здраво:
- К чему споры? Не лучше ли согласиться с тем, что Рембрандт изобразил бытовую картинку... Ну, была женщина. Ну, долго не видела мужа. Ну, муж сейчас придет. Ну и что?

В новом времени появились новейшие возможности.
Юрий Иванович Кузнецов, советский искусствовед, решил высветить тайны и загадки Данаи лучами рентгена.
Рентгеноскопический анализ - минута почти сокровенная...
- Ну, вот и просыпался золотой дождь! - разглядел Кузнецов. - Теперь ясно, ради чего служанка держит мешок...
Аппарат высветил лицо Данаи, и в ее чертах вдруг проступила сама . Саския. Неужели? Неужели опять она? Да, в лучах рентгена возникла прежняя Саския - мало похожая на ту женщину, которую мы привыкли видеть в эрмитажной "Данае".
Рентген продолжал фиксировать сокрытое ранее:
- В первом варианте картины Даная имела прическу, какую мы видим и на портрете Саскии из Дрезденской галереи. А вот и ожерелье на шее, тоже известное по портретам Саскии!
Под рентгеном выявилось, что Даная-Саския раньше смотрела не прямо, перед собой, а именно вверх - на золотой дождь.
Аппарат переместил свои лучи на ее руку:
- Положение руки совсем другое! В первоначальном варианте Даная держит руку ладонью вниз - жест прощания, а в картине уже исправленной ладонь обращена кверху - призывно...
Наконец, рентген определил важную деталь: раньше бедра Данаи были стыдливо прикрыты покрывалом, и это было понятно, ибо художник оберегал сокровенность своей Саскии.
- Когда же он "сорвал" с нее покрывало?
- Когда разделил одиночество с Гертье Диркс, тогда же изменил и черты лица Данаи, более близкие к типу лица той же Гертье... Амур рыдает, оплакивая счастливое прошлое!
Стало ясно: было две "Данаи" на одном полотне, как было и два чувства одного человека, одного художника.
Казалось бы, вопрос разрешен. Но выводы Ю. И. Кузнецова подверглись критике. В. Сложеникин так и озаглавил статью:
"Все же это не Даная!" Он писал: "Перед нами не Даная, а жена Кандавла, ожидающая Гигеса..."
Мне кажется, пусть Даная и далее возбуждает споры; в каждой тайне прошлого открывается стратегический простор для разгадок того, что давно и, кажется, уже безвозвратно потеряно...






Биография художника







Копирование материалов сайта разрешается только с использованием активной ссылки на http://www.artniderland.ru/
www.artniderland.ru © 2011 - 2017