Ян ван Эйк (Jan van Eyck)- Гентский алтарь в соборе Святого Бавона

Живопись Нидерландов (XV-XVIIв.)








Гентский алтарь в соборе Святого Бавона

Ян ван Эйк (ок.1390-1441) и Губерт ван Эйк
Bид закрытого алтаря -детали

1432г, 350x223 см, деревo, масло

 Пророк 
 Захария Архангел 
 Гавриил  Дева 
 Мария  Пророк 
 Mихей Эритрейская
 сивилла Oкнo,город
 на закате В реальной
 комнате  Кумская
 сивилла Йодс Вайд Св. Иоанн
 Креститель Св. Иоанн 
Богослов Изабелла
 Борлют

можно увеличить

Посмотреть детали можно по подсказке, нажав на каждую деталь.



Так выглядит алтарь в будние дни.

Самой удивительной на внешних створках Гентского алтаря является сцена "Благовещения", традиционная для створчатых алтарей. Здесь художники изобразили коленопреклонённую Деву Марию и архангела Гавриила, который принёс ей божественную весть.

По краям(в полукруглых нишах) изображены пророки Захария и Михей, предсказавшие Благовещение пророчествами. Они записаны текстом на лентах, парящих в воздухе.

В центральной нише, разделенной рамой, Эритрейская и Кумская сивиллы(предсказательницы), также предсказвшие Благовещение. Латинское имя предсказательницы обозначено рядом


Нижний ряд внешних створок алтаря занимают портреты его заказчиков(Йодс Вайд и, его супруга, Изабелла).
Они предстают преклоненными перед статуями двух святых: Иоанна Крестителя — патрона церкви Святого Иоанна и Иоанна Богослова — ему посвящена капелла этой церкви.

Фигуры донаторов написаны с такой силой, какой не обладают реальные человеческие фигуры. Их лица, тела и одежда завораживают зрителя. Случайные складки одежды нашли вечный покой, навсегда остался неподвижным свет на их лицах, да и сами лица словно остановились в своей многосложной жизни. Мгновение обратилось в вечность, случайное обрело непреложную силу закона.


Две фигуры по углам нижнего уровня, как бы входят в картину с земли. Ибо дальше, ближе к середине и верху, меркнут, гаснут земные краски, и рядом с фигурами донаторов, в нишах, стоят уже не люди из плоти и крови, а статуи Св.Иоанна Крестителя и Св. Иоанна Богослова. Цветом художники наделили лишь сцены земной жизни, лишь те фигуры и предметы, что связаны с грешной землёй.

Сквозь оттенки холодноватой слоновой кости скульптур лишь кое-где пробиваются живые розовые тона, как будто художник не обделяет их плотью и кровью, но не решается сделать их просто людьми. Только в крыльях ангела мелькают яркие краски, ведь крылья - это изящное украшение, нечто почти реальное. А между Марией и архангелом Гавриилом картина вновь наполняется цветом, там идёт обыденная жизнь - комната, простые вещи, город за окном.



В "Благовещении", как отмечают исследователи, ещё царствует чопорная условность готики. По-рыцарски склонилcя перед Девой Марией архангел Гавриил и, будто в торжественном оцепенении, подняла к нему глаза будущая Богоматерь.
Но видение это, чуть оживлённое бледными оттенками красок, возникло в реальной комнате, где вещи имеют свой цвет и свою тяжесть: здесь тёплой золотистой медью сияет умывальник и кувшин, висит белое полотенце, светится люстра. солнечные пятна зажигают блики на стекле и металле, здесь оживает сама душа вещей.

А в проёме окна -город на закате : поблескивают под заходящим солцем остроконечные крыши, хрупкий шпиль колокольни, башни замка и, рассекающие высокое, бледное небо, стремительные птицы....
Огромный мир вступает в низкую, безмолвную комнату.


В непраздничные и невоскресные дни алтарь предстаёт перед посетителями капеллы закрытым.
Но это чудо ещё будничное, а когда раcпахиваются створки алтаря, наступает чудо праздничное, шириной до пяти метров, поражающее великолепием колорита.



НАЧАЛО

Биография художника







Копирование материалов сайта разрешается только с использованием активной ссылки на http://www.artniderland.ru/
www.artniderland.ru © 2011 - 2017